×

Дом Dior устроил «Бал Тьеполо» по мотивам Венецианской биеннале

Переводчик
Elena Strachkova
Опубликовано
today 14 мая 2019 г.
Поделиться
Скачать
Загрузить статью
Печать
Печать
Размер текста
aA+ aA-

Мария Грация Кьюри никогда не сбавляет скоростей. Буквально через пару недель после того, как дизайнер показала в Марракеше новую круизную коллекцию Christian Dior, в минувшую субботу в Венеции состоялся «Бал Тьеполо» (ит. Ballo Tiepolo), фантастическое представление, костюмы для участников которого – наряды, ставшие отражением открытости и космополитизма Венецианской биеннале – тоже создала Кьюри.  


Мария Грация Кьюри (в центре) с Сиенной Миллер, Карли Клосс, Моникой Беллуччи и Дашей Жуковой -- гостьями бала - Photo: Ellen Von Unwerth


Золотые боги и богини, многочисленные Юлии Цезари, божественно сложенные графини, вероломные куртизанки, денди в украшенных перьями гигантских головных уборах, величественная Клеопатра и прочие небожители, один из которых провел вечер на вершине грандиозной лестницы, вылавливая серебряный шар в «море» звезд и особо важных персон.

Карли Клосс, одетая в платье с узорчатым корсетом, помахивая веером, играла роль роковой соблазнительницы. Сиенна Миллер пришла на бал в бежевом шелковом наряде, составленном из гигантского кейпа и мерцающего платья с корсажем, сопровождал актрису ее новый молодой воздыхатель Лукас Цвирнер. Тильда Суинтон в костюме из шелка-букле, Моника Беллуччи и Даша Жукова – в цветочных платьях-бюстье и накидках… Все – в Dior.

Настоящая пробка из водного транспорта образовалась в субботу вечером – гости были доставлены во дворец десятками быстроходных моторных лодок Riva, – а на берегу канала тем временем свое искусство демонстрировала танцевальная труппа Parolabianca. Три танцовщицы двигались на ходулях, чтобы лучше были видны экзотические принты от Марии Грации Кьюри – со сказочными животными, ночным небом, огромными черно-белыми ракообразными, галопирующими быками и адмиралами времен Ренессанса. «Восхитительные и архаичные путешествия по небесам», – определила эти мотивы Мария Грация.


Танцевальная труппа Parolabianca - Photo: Virgile Guinard

 
«Думаю, мы, итальянцы, забыли, что являемся народом-мореплавателем, особенно это справедливо для венецианцев. Присутствуем в сотнях культур и стран. И уже очень давно – будучи нацией иммигрантов – как рассредоточились по всей планете», – добавила Кьюри.   

Кутюрье представила образы, оказавшиеся созвучными настроениям этой Биеннале, на которой художники выступили за большую открытость границ. Так, художник Ричард Белл, представитель коренного населения Австралии, протащил на буксире по водной глади Венеции баржу, на которую поместил инсталляцию в виде закованной в цепи тюрьмы – таким образом Белл раскритиковал отказ властей его страны принимать беженцев. На площадке Арсенала (Венецианский Арсенал – судоверфи, основанные в начале XII века, на этой территории расположен Военно-морской исторический музей. – Прим. пер.), нервного центра Биеннале, швейцарский художник Кристоф Бюхель установил Barca Nostra (ит. наша лодка. – Прим. пер.) – огромное, ржавое, в два десятка метров длиной рыболовецкое судно, затонувшее в 2015 году у берегов итальянского острова Лампедузы, что повлекло гибель порядка тысячи мигрантов. 

На главной международной выставке современного искусства преобладали такие темы, как изгнание, отверженность и взаимное влияние культур. Сохам Гупта (Soham Gupta) и его сделанные в ночи фотографии индийских отщепенцев в трущобах Калькутты, Артур Джафа (Arthur Jafa) и его фильмы о гражданских правах, Нжидека Акунили Кросби (Njideka Akunyili Crosby) – художник, родившийся в Нигерии и живущий в США – и его блистательные автобиографичные коллажи... Тут же выставлены работы южноафриканки Занеле Мухоли (Zanele Muholi), в течение года ежедневно создававшей автопортрет, – для Мухоли это было способом рассказать о преступлениях, совершаемых на ее родине на почве ненависти и гомофобии. Что касается венесуэльского павильона, то он так и не открылся по причине политического хаоса в этой стране.


Председатель правления и гендиректор Christian Dior Пьетро Беккари и Элизабетта Беккари - Photo: Virgile Guinard


На другом конце города, в Палаццо Лабиа, знаменитом фресками Джованни Баттиста Тьеполо, был устроен бал. Событие состоялось в двухуровневом бальном зале, украшенном сценами из жизни легендарных Антония и Клеопатры. Пышный прием Дома Dior вызвал ассоциации со знаменитым «Восточным балом», прошедшем в этом же дворце в 1951 году. Хозяином праздника был тогдашний владелец Палаццо Лабиа испанский гранд Карлос де Бейстеги, который отреставрировал здание, вернув ему прежнее великолепие. То празднество вписано в скрижали истории как «Бал столетия» – костюмы для многих его героев совместно создали Сальвадор Дали и Кристиан Диор.

Спонсором бала 2019 года выступил модный дом Dior. Это торжество обеспечило сбор средств в пользу фонда «Venetian Heritage», курирующего более сотни проектов по реставрации и в этом году отпраздновавшего 20-летие. Президентом некоммерческой организации является Питер Марино, американский архитектор, разработавший множество проектов – в чем его пока не может превзойти ни один из ныне живущих архитекторов – для строительства бутиков таких брендов, как Louis Vuitton, Chanel и,  certamente (ит. конечно. – Прим. пер.), Dior.


Венецианский Палаццо Лабиа -- место проведения бала - Photo: Pierre Mouton


«Времена меняются. Когда-то Бейстеги устроил прекрасный прием для богатых и знаменитых. И нынешний бал тоже великолепен, только его цель – собрать деньги на реализацию всех наших проектов», – рассказал Марино, одетый полностью в черное «обмундирование» (сюртук, бриджи и обувь), отсылающее к Эпохе Возрождения. Такой образ для себя вполне мог бы выбрать Веласкес, реши он как следует покутить в одном из гей-баров Вест-Виллидж.

После торжественного ужина во дворце Лабиа состоялся благотворительный аукцион, в рамках которого для «Venetian Heritage» удалось собрать более 400 тысяч евро.

Создавая последнюю на сегодняшний день круизную коллекцию для Дома Dior, Мария Грация Кьюри сотрудничала с марокканскими ремесленниками, мастерами, работающими в традициях шитья народа масаи, виртуозами восковой печати с Кот-д’Ивуар, с художниками и портными со всей Африки. Готовя наряды для «Бала Тьеполо», дизайнер вновь привлекла серьезные локальные – на этот раз итальянские – ресурсы.

Джунгли, Сицилия, китайская тема… Характер убранства варьировался от зала к залу. На красиво декорированных столах обосновались египетские сфинксы, огромные страусиные яйца, внушительные стеклянные канделябры и керамические попугаи. Покрыты столы были скатертями, сшитыми на заказ на знаменитом венецианском производстве Fortuny. Гости угощались пудингом из морепродуктов – с икрой, лобстерами и креветками, за которым последовал изумительный морской волк, приготовленный Сильвио Джаведони, шеф-поваром ресторана Quadri. Это гастрономическое заведение находится на площади Сан-Марко и имеет звезду Мишлен.


Сервированный стол во дворце Лабиа - Photo: Pierre Mouton


 В изготовлении фантазийных костюмов Кьюри помогли венецианские предприятия по производству роскошных, в частности, шелковых, тканей – Rubelli и Bevilacqua, штаб-квартира второго, знаменитого своим бархатом и жаккардом, находится на противоположной по отношению к Палаццо Лабиа стороне Гранд-канала.

В одежде из причудливых светоотражающих материалов, полдюжины танцовщиц (три из них на ходулях) из труппы Parolabianca завершили вечер, танцуя под маньеристскими фресками Тьеполо под звуки скрипок и малийской арфы. 

Бал Dior получился легкомысленным, волнующим, пикантным и провокативным – как любой большой бал-маскарад. Находясь под прикрытием масок, люди позволяют себе быть «вежливо неучтивыми» – если перед вами вдруг появится кто-то, общения с кем вы хотите избежать, достаточно сделать вид, что вы его не узнали. Этот вечер напоминал съемочную площадку киностудии «Мерчант Айвори» или же фильм Феллини, который, между прочим, снял «Казанову».  

«Месье Диор всегда любил Венецию. То есть венецианское искусство и ремесленнические традиции можно считать важной составляющей ДНК Dior. Это также сыграло свою роль в том, что я с большим энтузиазмом привлекла к сотрудничеству венецианских мастеров», – сказала Кьюри. 

Очаровательная деталь: Дом Dior положил на столы веера -- по одному для каждого гостя. На веере можно было прочитать слова месье Диора: «Les fêtes ont ceci de nécessaire qu’elles apportent de la joie» (фр. праздники необходимы потому, что доставляют радость. – Прим. пер.).
 

Годфри Дини
 

Copyright © 2019 FashionNetwork.com All rights reserved.

Смотрите также